?

Log in

No account? Create an account
СМС

Сеть Московских Студентов

Оружие студента - солидарность!

Previous Entry Share Next Entry
Михаил Делягин: «Закон о полиции – красивая пиар-акция»
kichanova wrote in freestudnet
2 ноября в Государственном академическом университете гуманитарных наук (ГАУГН) экономист Михаил Делягин проанализировал законопроект "о полиции", который долго обсуждали всей страной, а теперь предстоит обсуждать депутатам. Подзаголовок к названию лекции звучал так: «полицейское государство в шкуре либеральных реформ?»

Агата Улина

Он начал с того, что перечислил те поправки к изначальному законопроекту, которые, по его мнению, действительно важны и хороши. 
  • Из положения о праве милиционера не разъяснять причины применения тех или иных мер убрана формулировка «если разъяснение невозможно либо неуместно». По словам Делягина, лоббисты закона лезли на стену, когда их просили разъяснить сам термин «неуместность»
  • Полиция не сможет запрещать гражданам проводить уличную акцию – это право остается на откуп местным властям. То есть полиция может разогнать акцию, если ее участники уже нарушают закон, но не заранее отказать в праве проведения акции.
  • Ушло право безвозмездно пользоваться чужой связью и транспортом, которое давал полицейским закон в первоначальном варианте.
  • Убрано право ревизии финансовой и хозяйственной деятельности.
  • Серьезно ограничены возможности применения спецсредств сотрудниками правопорядка.
  • Исключена возможность принудительного лечения «пьющих людей или людей, употребляющих ненаркотические «сильнодействующие средства» (правда, Делягин признался, что сам не понимает, что имелось в виду под ненаркотическими средствами). 
  • Максимальный срок задержания до суда сократили с трех суток до 48 часов.
  • Перечень мер, при которых милиция может беспрепятственно проникать в жилые помещения, сокращен до четырех пунктов.
Но все эти изменения – только ложка меда в бочке дегтя, какой остается «закон о полиции». Недостатков по-прежнему очень много. К примеру, в законе обозначено право граждан «получать от полиции информацию, непосредственно затрагивающую их права». Но затрагивают или нет те или иные документы права того или иного гражданина, будет решать сам милиционер. Очень возможно, как заметил Делягин, что ничего более специфического, чем УК РФ, милиционер предоставлять не захочет.

«Полиция обязана участвовать в профилактике преступности среди совершеннолетних» – а среди взрослых, выходит, не должна? Но дальше: полиция обязана «участвовать в мероприятиях по противодействию терроризму». «Законодатели показали свою некомпетентность: терроризмом должна заниматься не милиция. По факту это будет вымоганием денег у бизнеса. Мой офис, например, никак не защищен от удара КАМАЗом – они могут прийти и оштрафовать меня за это», – посетовал Делягин.
МВД, помимо прочего, должно «информировать избирательные комиссии, комиссии референдума о фактах выявленных нарушений и принятых в связи с этим мерах». «Меня однажды сняли с выборов потому, что я не понял законодательства – там сам черт ногу сломит! – поделился экономист. – Как МВД будет в нем разбираться и выявлять, а потом исправлять нарушения, вообще непонятно».

По новому закону, МВД обязано защищать органы власти от любого противодействия и любой опасности. «То есть если противодействие осуществляется на законной основе, МВД все рано обязано его подавлять. Значит, оно обеспечивает не порядок, а безопасность государственной власти, какой бы она не была»,– разъяснил Делягин.

О корпоративной мании величия: введены пожизненные звания «младший сержант полиции в отставке» и «сержант полиции в отставке». И о простой юридической безграмотности: в качестве синонимов используются понятия «закон», федеральный закон, федеральные законы РФ. Вот как прокомментировал ситуацию экономист: «Это как если в соседних буфетах на ценниках написано «пирожки» и «перажки» – ничего страшного, но показатель уровня грамотности».

«Задержанный имеет право на телефонный звонок» –это хороший пункт, он и сейчас есть. Но при этом «право на телефонный звонок не предоставляется в случае, если задержанный совершил преступление», а также «скрывался от органов дознания, от следствия я суда, укрывался от уголовного наказания или исполнения административного наказания в виде отбывания административного ареста». Милиционер при необходимости всегда докажет, что гражданин пытался скрываться.

Полиция будет иметь право без санкции суда и без решения прокурора взламывать помещения «против воли находящихся там граждан» для установления обстоятельств совершения преступления. В старом законе была по крайней мере прописана необходимость «достаточных оснований», какой бы расплывчатой она ни была. Печально, что за ними остается право не только взламывать, но и проникать в чужие помещения, опять же против воли владельца. Делягин привел пример: в соседнем подъезде кого-то застрелили – «полиционер» имеет право ворваться в вашу квартиру, выломав дверь, чтобы выяснить обстоятельства. Зато впервые прописано требование возмещения ущерба владельцам таких вот взломанных домов.

Совершенно абсурден пункт о том, что сотрудник милиции имеет право применять огнестрельное оружие «для отражения группового или вооруженного нападения». «Вооруженным, – заметил Делягин, – фактически считается любой человек с любым предметом в руках. Убить можно с помощью карандаша. То есть если я стою с карандашом – в меня можно стрелять!»

Полицейский будет иметь право проверять удостоверение личности где угодно и у кого угодно. Сегодня – только на основании достаточных оснований. «Правда, довольно условных, но иногда вопрос «На каком основании?» повергает их в ступор, они не знают, что сказать», – и этого, по мнению Делягина, зачастую достаточно, чтобы вас оставили в покое.

«Никто не вправе вмешиваться в законную деятельность сотрудника полиции, кроме лиц, прямо уполномоченных на то федеральным законом». «Вмешиваться» при этом понятие весьма растяжимое. «Я делаю замечание по поводу того или иного действия сотрудника. Если сейчас я рискую просто получить дубинкой по голове, то теперь буду нарушать закон».

Вредный и едва ли выполнимый пункт: «места в общеобразовательных и дошкольных образовательных учреждениях по месту жительства и в летних оздоровительных лагерях независимо от формы собственности предоставляются в первоочередном порядке детям сотрудника полиции». Независимо от форм собственности – это значит, что даже частные лагеря обязаны принимать детей сотрудников полиции в любом количестве. Разумеется, за это заплатит государство, но что директор лагеря должен сказать тем, кто уже купил путевки, если к ним неожиданно в большом количестве приезжают милицейские дети, ведь на всех мест не будет?

Милиционеры, даже когда они не в милицейской форме и без удостоверения, могут требовать документы, удостоверяющие личность. Сегодня сотрудник в штатском не имеет права так действовать. «У меня были случаи, когда друзья выходили в трениках и тапочках за хлебом, а возвращались на следующий день, потому что у них не было с собой паспорта», – рассказал Делягин. Здесь есть коллизия с другой статьей, согласно которой сотрудник обязан представиться, «но судом она будет решаться не в вашу пользу». В то же время, милиционерам и самим невыгодно положение, когда любые бандиты могут ими представиться, чтобы отобрать у человека документ.

Этот закон отменяет не только закон о милиции – он отменяет пять нормативных актов. «Что особо неприемлемо – отмена банковской и налоговой тайны». Проблема МВД не в том, что действующий закон плохой, считает Делягин. «Советский закон – вполне нормальный. Но милиция его не знает и знать не хочет. Этот новый закон – пиар-игра: кто-то анонимный (до сих пор неизвестны авторы, ведь президент только внес предложение) вбросил абсолютно чудовищный закон, и общество вместо того, чтобы обсуждать, как сделать так, чтоб милиция не стреляла в людей, обсуждает, как сделать так, чтобы не было еще хуже. Выходит президент Медведев, весь в белом, и говорит: мы все поправили, сделали хороший закон, теперь все будет хорошо. И народ радуется. Но мы по-прежнему не обсуждаем реальное состояние дел в милиции», – резюмировал он.

Переименование, по мнению выступавшего экономиста, вещь политическая. «У нас есть задача стереть из памяти общества советскую цивилизацию. Но в сознании значительной части нашего общества дядя Степа – милиционер, а полицейский – тот, кого вешали герои «Молодой гвардии».

Местная полиция теперь должна частично подчиняться региональной власти. «Участковому дают служебную квартиру, и он так и так неминуемо будет подчиняться, но и в целом в МВД жесточайшая вертикаль. Юридически МВД увели из-под подчинения губернаторам в 2001 году де-факто – только в 2007, и коррупция снизилась колоссально. Обратите внимание, какое фантастическое падение убийств в последние годы – зато самоубийств теперь по статистике больше, чем убийств. И еще фантастический рост пропавших без вести». Еще одна проблема, актуальная и сейчас, которую не решит закон – отказ милиционеров принимать заявления о правонарушениях своих же коллег.

«Первая редакция законопроекта легализовывала полицейское государство, теперь это просто бумажка, которая никому не нужна. Это очень красиво сделанная пиар-акция. Смысл вот в чем. Никто не предъявляет государству претензий по поводу пожаров – все отвлечены на закон. Второе: господин Медведев, белый и пушистый, спас страну от страшной угрозы. Третье: мы не обвиняем милицию, мы обсуждаем закон о милиции».

Вопрос из зала: «В законе заложен механизм увеличения раскрываемости?» – «Лично я не нашел».

По словам Делягина, законопроект не направлен на решение задач: «Милиция прекрасно выполняет свою функцию закошмаривания населения и создания постоянной угрозы». Дальше экономист позволил себе сделать глобальные выводы: «Наше государство немножко нетрадиционно. Обычно такие государства существуют настолько недолго, что ученые не успевают их изучить. Обычно государства существуют для общественного блага. Даже в Советском союзе так было. А наше – машинка для переработки биомассы, которая по праздникам именуется населением РФ, в маленькие удовольствия: домик в Париже, дачу в Швейцарии, собственную яхту. С этой точки зрения это управленческий механизм высшего качества. Народ СССР был дойной коровой, о которой все-таки заботились: когда корову убивают, хозяйка плачет. Если не будет народа, не будет и межконтинентальных баллистических ракет. А эти люди уже 20 лет занимаются личным обогащением за общественный счет. Гайдаровские реформаторы боялись, что общественное недовольство ударит по ним, а эти вообще не задумываются об общественной реакции. В 2001 году была открыта формула: это быдло будет думать то, так и тогда, что как и когда мы ему покажем по телевидению. Если вымрут люди в поселках городского типа где-нибудь в регионах, в Москве этого даже не заметят. Я не говорю, что это будет именно так – по моему мнению, будет такой системный кризис, что мало не покажется».
И закончил лекцию Михаил Делягин ироничной аналогией: «В начале 90-х любили набирать в торговлю людей со справочкой «без опыта работы в советской торговле», то есть в условиях дефицита. Предлагаю сделать с милицией то же самое – эту милицию распустить, набрать абсолютно новых людей. Говорят, что уволенные сотрудники МВД станут бандитами, повысится преступность. Но лучше иметь бандитов без погон, чем в погонах, да и в криминале рабочие места ограничены – там тоже конкуренция. Пусть идут, например, в охранники».

Записала Вера kichanova 
Фото: Агата Улина (остальные фотографии)
 
 
 

  • 1
еще раз спасибо за лекцию

  • 1